Первая дельта СУ-15

Работы над истребителем-пе­рехватчиком интенсифицировались в конце 1954 года, когда было приня­то решение создать в СССР несколь­ко комплексов перехвата, состояв­ших из наземных станций наведения и истребителей-перехватчиков, воо­руженных управляемыми ракетами класса «воздух-воздух». Самолет Т- 3 предполагалось вооружить ракета­ми К-7, создаваемых в ОКБ-134 И. Торопова. и оснастить радаром «Ал­маз» конструкции В. Тихомирова.

В полдень 26 мая 1956 года В. Махалин совершил первый полет на прототипе Т-3. Самолет был во мно­гом унифицирован с машиной С-1. У машин было общим все. что только можно: фюзеляж (за исключением носовой части), оперение, двигатель, бортовое оборудование, кресло ни­лота и оборудование кабины. Разли­чались самолеты конструкцией несу­щих плоскостей и носовой части фюзеляжа. У Т-3 в носу поместили радиолокационную станцию «Ал- маз-3». Именно тга станция причиня­ла конструкторам наибольшую го­ловную боль. Во-первых, она была слишком сложна и тяжела. В возду­хозаборнике пришлось установить два колпака, сделанных из прозрач­ного для радиоволн материала. Вер­хний колпак, торчавший наподобие «губы», вмещал в себе систему обна­ружения цели, а нижний колпак, рас­положенный в глубине воздухозабор­ника, вмещал систему слежения за воздушной целью. Кроме того, под верхним колпаком были втиснуты три антенны, работавшие в разных диапазонах. Второй колпак не давал возможности регулировать воздуш­ный поток в воздухозаборнике, что не позволяло самолету развивать зап­ланированную скорость 2000 км/ч.

Т-3 оснащался одним двигате­лем, вписанным в цилиндрическую форму фюзеляжа. В передней части фюзеляжа находилась кабина пило­та и бортовое оборудование. Треу­гольное крыло имело стреловидность 60 градусов и располагалось под уг­лом -2 градуса к горизонту. Внутрен­ний каркас крыла состоял из двух лонжеронов и трех балок. Техноло­гически крыло состояло из пяти частей. На задней кромке крыла распо­лагались закрылки, отклоняющиеся на угол до 25 градусов, и элероны. Хвостовое оперение скошенное, шас­си трехколесное (передняя стойка убиралась в фюзеляж, а главные стойки – в крылья). При взлетной массе 9080 кг (полная масса 11200 кг) самолет Т-3 развивал скорость до 2100 км/ч и имел потолок 18000 км.

Нормальный радиус действия 1440 км. максимальный 1840. Разбег и пробег в пределах 1050-1200 м. 24 июня 1956 года состоялась первая публичная демонстрация са­молетов Сухого. Над головами зри­телей. собравшихся на Тушинском аэродроме, пролетели прототип С-1 (пилот Н. Коровушкнн) и Т-3 (пилот В. Махалин). О демонстрации стало известно на Западе, и по классифи­кации НАТО С-1 получил обозначе­ние Fitter, а Т-3 – Fishpot.

Интерес к самолету Т-3 был столь велик, что еще до завершения испытаний в 1956 году самолет реко­мендовали к серийному выпуску на базе завода № 153 им. В.П. Чкалова в Новосибирске. Эта рекомендация оказалась слишком поспешной, так как самолет был еще не доведен. На­чались спешные работы по доработ­ке конструкции. Появился еще один прототип – ПТ-7 – оснащенный улуч­шенной радиолокационной станцией «Алмаз-7». Новая РЛС потребовала изменить форму об текателей на носу фюзеляжа. Верхний обтекатель слег­ка завалили вниз и заострили, а ниж­ний обтекатель перенесли из глуби­ны воздухозаборника на его нижнюю кромку. Двигатель АЛ-7Ф заменили более мощным АЛ-7Ф1, что застави­ло увеличить диаметр тыльной час­ти фюзеляжа.

Но это был еще не конец. В 1957 году объявили конкурс на раке­ту «воздух-воздух» среднего радиуса действия (до 10 км). В конкурсе уча­ствовали три конструкции: К-7 И. Торопова, К-8 М. Бисновата и К-9 А. Микояна. Конкурс выиграла ракета К-8, поэтому в ОКБ Сухого создали еще один вариант самолета – ПТ-8 – способного нести две ракеты К-8 и оборудованного радаром «Сокол-К» конструкции Г. Кунявского.

Ракеты К-8 кроме собствен­ных ТТХ выгодно отличались от К-7 тем, что для их работы не требовал­ся сложный радар «Алмаз». Более простой «Сокол» имел только одну антенну, которую довольно легко удалось расположить в коническом обтекателе. Перемещая обтекатель вперед-назад, можно было регулиро­вать поток воздуха в воздухозабор­нике, что благоприятно сказалось на работе двигателя. Однако «Сокол» был тяжелее и длиннее «Алмаза», что заставило конструкторов удлинить носовую часть фюзеляжа. В свою оче­редь, эта переделка отрицательно сказалась на взлетно-посадочных ха­рактеристиках самолета. Чтобы час­тично скомпенсировать этот недоста­ток, было решено увеличить площадь крыла. Внутреннюю конструкцию крыла оставили прежней, лишь не­много вытянули вперед переднюю кромку. В результате форма крыла стала пятиугольной.

Длившиеся в Новосибирске с 1956 года приготовления к серийно­му производству закончились лишь с появлением прототипа ПТ-8. Пер­вые серийные самолеты выпускались именно по образцу ПТ-8. Однако первая производственная серия не превысила двух десятков машин: не­смотря на победу в конкурсе, ракеты К-8 оказались тяжелыми и недорабо­танными. Чтобы не сдерживать вы­пуск, было решено вооружить истре­битель более скромно: четырьмя ракетами малого радиуса действия РС-2УС (К-51) и радаром ПР-9 «Сап­фир». Ракеты РС-2УС представляли собой дальнейшее развитие ракет К- 5 (РС-1У), созданных Д. Томашеви- чем из ОКБ-2 Петра Грушина (В на­стоящее время это ОКБ «Алмаз», занимающееся зенитными ракетами). Радар ПР-9 (ЦД-30) представлял со­бой развитие более старого радара РП-2 «Изумруд». До этого ракеты К- 51 с радаром «Изумруд» устанавли­вали на самолеты МиГ-19ПМ. Не­большая серия самолетов ПТ-8 позднее целиком использовалась для испытаний и переделки в прототипы Т-43 и Т-47.

 

Последняя бронетехника