«Адово пламя»

29 июля 1941 года была напе­чатана очередная сводка Совинформбюро:

«В течение 28 июля наши вой­ска продолжали вести бои на Смо­ленском и Житомирском направле­ниях. Наступление противника на этих направлениях разбивается о стойкость и упорство наших войск».

даты противника в панике бросились бежать. Попятились назад и наши солдаты, находившиеся на переднем крае, вблизи разрывов (в целях сохра­нения тайны никто не был предуп­режден об испытаниях)».

Не отстают очевидцы и звани­ями пониже. Командир орудия Ва­лентин Овсов: «Переключил рубиль­ник электропитания… Земля дрогну­ла и осветилась. Огонь летит в цель». Подполковник Кривошапов: «После залпа по фронту метров на двести – мы это видели и без биноклей – под­нялось море огня…»

Не сразу гитлеровцы сумели разгадать секреты «катюши». После первых встреч они прозвали советс­кий реактивный миномет «адовым пламенем». А разгадка уже находи­лась у гитлеровцев в руках – в первые же дни войны на аэродромах были захвачены поврежденные самолеты с ракетами РС-82. Ну а пока советские установки действовали в режиме строгой секретности.

Вспоминает генерал армии Д. Д. Лелюшенко (в 1941г. командо­вал первым гвардейским армейским корпусом): «Маршал Шапошников сообщил по прямому проводу, что 5 сентября 1941г. к нам прибудут 2 дивизиона реактивной артиллерии, и предупредил: новое оружие не долж­но попасть в руки врага ни при ка­ких обстоятельствах:

-                      Это очень сильное и эффек­тивное средство, особенно для пора­жения живой силы. Смотрите, голуб­чик, используйте его умело. Держи­те непосредственно у себя, головой за него отвечаете! Так требует Верхов­ный Главнокомандующий.

Я попросил маршала сооб­щить о боевых качествах этого ору­жия. Можно ли из него вести огонь по точкам? И получил ответ, что только по площадям.

-                      К вам прибудут специалис­ты и подробно расскажут на месте о тактико-технических данных этой артиллерии.»

Спустя несколько страниц Лелюшенко рассказывает о первом уви­денном им боевом применении «ка­тюш»:

-                      «Сосна», «сосна»! – кричит в телефонную трубку член военного совета ГМЧ генерал П.А.Дегтярев, вызывая командира 9-го полка гвардейских реактивных минометов май­ора И.А.Шамшина и командиров дивизионов капитанов П. И. Франченко и М.Н.Богдана.

-                      Будьте наготове. Проверьте координаты…

-                      Давай, – тихо говорю Дегтя­реву и рублю воздух рукой.

-                      «Гром»! – подает Дегтярев условную команду.

Затаив дыхание, мы смотрим на поле боя. Никто из нас еще не ви­дел, как действуют реактивные мино­меты БМ-13 («катюши»). Спустя не­сколько мгновений раздается леденя­щее душу завывание, огненные стре­лы несутся на мотопехоту врага. Мощные взрывы сливаются в один. Фонтаны земли с обломками вражес­кой техники вздымаются над лощи­ной. Тут же ударила и артиллерия. Мы уничтожили до 50 танков, 35 орудий, много живой силы непри­ятеля и отбросили его на исходные позиции.»

К 20-м числам августа 1941г. относится воспоминание Г.К.Жукова об эффективности реактивной артил­лерии в боях под Ельней. К тому вре­мени в действующую армию стали по­ступать первые партии установок с улучшенными техническими характе­ристиками, изготовляемые уже не в РНИИ, а на заводе «Компрессор»:

«Мы ввели в дело всю налич­ную авиацию, танки, артиллерию и реактивные минометы… PC своими действиями производили сплошное опустошение. Я смотрел районы, по которым велся обстрел РС, и видел полное уничтожение оборонитель­ных сооружений. Ушаково – главный узел обороны противника – в резуль­тате залпов РС было полностью раз­рушено, а убежища завалены и раз­биты».

Но не все было так безоблач­но. Осенью на Западном фронте сло­жилась угрожающая обстановка. Казалось, здесь-то и должны были проявить себя в полную мощь «катю­ши». Однако использование их остав­ляло желать лучшего.

«Боевые задачи минометные дивизионы получают несвоевремен­но. Цели предварительно и тщатель­но не разведываются. Огневые пози­ции не подготавливаются. Пользуясь бесконтрольностью с Вашей сторо­ны. командиры дивизионов после огневых налетов под видом сохране­ния материальной части отводят ба­тареи в тыл до 30-40 км от линии фронта, в результате чего это мощ­ное средство в борьбе с противником вместо боевой работы больше нахо­дится в дороге или на стоянках в да­леком тылу».

В конце 1941 года во время немецкого наступления на Москву под Черной Грязью один на один с фашистской дивизией оказалось два дивизиона «катюш» гвардии полков­ника Б.Юсупова. За три дня артил­леристы нанесли большой урон диви­зии, рвавшейся к Москве. В те дни Б.Юсупов записал в своем дневнике:

«С 10 по 30 декабря 1941 года при участии дивизиона «катюш» в составе 5-й армии освобождено от оккупации 200 населенных пунктов. За 20 дней дивизионами моей груп­пы уничтожено до 10 тысяч солдат и офицеров немецкой армии. Как тут не воспрянуть духом!» Приведенная цифра потерь не подтверждается современными дан­ными, но с «катюшами» наши бойцы и впрямь воспряли духом.

 

Последняя бронетехника